Ответ аллергологов на случай смерти 3-летнего мальчика во время орального пищевого провокационного теста

Аллергологическое сообщество скорбит вместе с семьёй и друзьями 3-летнего Аластаира Уотсона. Аластаир умер во время рутинного орального пищевого провокационного теста на этой неделе. Его смерть – огромная трагедия, мы даже представить не можем ужаса этой потери.

Хотя критические подробности, окружающие эту трагедию, недоступны и не должны быть доступны из уважения к семье и всем сопричастным, это важное время для ответов на вопросы касательно оральных пищевых провокационных тестов в целом. По понятным причинам у очень активного и углублённого в тему пищевых аллергий сообщества, как и поставщиков продукции, имеются существенные опасения и, вероятно, много вопросов. Поэтому Американский Колледж по исследованию аллергии, астмы и иммунологии, Американская Академия аллергологии, астмы и иммунологии и Канадское Общество аллергологии и клинической иммунологии подготовили это заявление.

Это событие должно послужить важным напоминанием для каждого, кто имеет дело с оральными пищевыми провокационными тестами, проверять внутренние процедуры и быть уверенным в правильной подготовке инструментов, персонала, достаточном надзоре и выполнении протоколов для продолжения практики с одной из самых безопасных процедур в аллергологии и иммунологии.

Оральные пищевые провокационные тесты проводятся не один десяток лет для определения наличия аллергии у пациента к определённому типу пищи. Это первый зарегистрированный летальный исход при проведении орального пищевого провокационного теста. Оральные пищевые провокационные тесты считаются «золотым стандартом» тестирования аллергии на пищевые продукты, хотя даже одна смерть – это слишком много. Как аллергологи мы используем этот тест в случае, если история болезни пациента и/или результаты аллергологических тестов неубедительны. Мы также используем этот тест для определения развития нечувствительности и исчезновения проявлений болезни у пациентов с ранее диагностированной пищевой аллергией.

В настоящее время пищевые аллергии обнаруживаются примерно у 8 % детей. При возникновении реакции невозможно определить уровень её тяжести. Хоть это случается изредка, но летальные случаи, связанные с пищевой аллергией, всё же бывают. Поэтому базовое управление аллергией включает строгое исключение источника аллергии из рациона, ношение эпинефринового автоинъектора для мгновенного использования в любой момент и наличие плана, как и когда использовать это устройство.

Диагностика пищевой аллергии не всегда проста, но правильность поставленного диагноза очень важна. Люди должны точно знать, каких продуктов следует избегать. Кроме того, они хотят знать, что у них нет аллергии к определённым продуктам, чтобы не избегать их или не ограничивать себя понапрасну. Кожные прик-тесты и анализы на специфический IgE в крови в стандартной лабораторной практике помогают диагностировать пищевую аллергию, но, к сожалению, не являются идеальными и требуют правильной интерпретации. Аллергологи, имеющие сертификат, проходят специальный тренинг, получают опыт проведения пищевых провокационных тестов и имеют все нужные материалы для проведения этой необходимой процедуры.

Оральные пищевые провокационные тесты следует проводить только после следующих этапов, помогающих удостовериться в максимально возможной безопасности для пациента:

  • Они должны проводиться хорошо подготовленным и опытным специалистом в области пищевой аллергии и управлении анафилаксией, имеющим опыт в проведении оральных провокационных тестов и знающий утверждённую процедуру по проведению таких провокационных тестов.
  • Существует утверждённый протокол для аллергологических кабинетов и больниц, включающий процедуру подготовки и обращения с образцами для пищевого провокационного теста подготовленным и опытным персоналом, многоуровневый контроль за пациентом, включая отдельную медсестру и находящуюся поблизости наблюдающую медицинскую организацию, план устранения любой реакции в результате теста и период наблюдения за пациентом после употребления пищи. В случае необходимости должен быть доступ к реанимационному оборудованию.
  • Документация об информированном согласии, подписываемая перед тестом, должна содержать подробную информацию о том, пациент или опекун получили разъяснения и понимают риски и преимущества процедуры.
  • План рекомендаций пациенту после процедуры должен быть основан на результатах процедуры.

Есть много аспектов персональной истории болезни, которые необходимо учитывать для определения, является ли пациент кандидатом для орального пищевого провокационного теста. Провокационный тест можно отменить в случае, если у пациента слабый контроль симптомов астмы, был недавний рецидив астмы или другая недавняя или сопутствующая болезнь. Эти, как и многие другие факторы, могут увеличивать риск возникающей реакции и потенциально влиять на её тяжесть.

Подход по провокации только ожидаемой чувствительности не является верной практикой, в отличие от использования процедуры для определения диагноза путём провоцирования реакции, когда история или последствия аллергии неясны. Таким образом, это процедура с таким хорошо известным и определённым риском, как возможность развития тяжёлой реакции. Но этот риск не является избыточным и не превышает риски, связанные с проведением аллерготерапии (например, подострыми иммунотерапевтическими инъекциями) – процедуры, при которой пациенты подвержены риску развития тяжёлых (даже фатальных) реакций или при многих других процедурах в разных областях медицины. Будучи медицинской организацией, важно понимать риски и то, что потенциальный риск при каждой провокационном пищевом тесте необходимо обсуждать с каждым пациентом вместе с потенциальными преимуществами от процедуры.